Душевная боль народа России (07) Самоубийство России


Основатель современной суицидологии Эдвин Шнейдман считал, что именно невыносимая душевная боль является главным стимулом самоубийства. Человек страдает от сильной душевной боли, находятся в состоянии стресса и чувствует невозможность справиться со своими проблемами, зачастую перекладывая их решения на плечи других людей. В самоубийстве человек стремится спасти себя и выжить ценой "убийства" в себе невыносимой душевной боли.

А я люблю! И словно впал мне в душу имени твой след.
Завидовать другим легко, но мне так странно тяжело...
И на душе невольный крик.
Прости, но больше нету сил.
Ни чувствовать ни боль ни тяжесть я больше в сердце не могу.
Убить все чувства одним махом – вот всё что я сейчас хочу!

Эта душевная боль так не выносима, так жжёт сердце и заполняет голову, что, кажется, ничего в этом мире больше нет, кроме этой тягостной боли. Нет ни людей, ни природы, ни Бога, нет ничего, только боль. Сознание человека сужается, и он больше ничего не видит вокруг себя, живёт, как в тумане, как под водой. Одно лишь желание теплится ещё - освободиться от этой нескончаемой боли. Других целей в жизни нет. И нет смысла жизни. И не нужна такая жизнь. Лишь бы освободиться от этой боли.

Сегодня в России с каждым днём нарастает душевная боль народа за беспросветное будущее, за невозможность самореализоваться, за невозможность обеспечить своих близких и горячо любимых. Именно на это, на накал душевной боли народа, и направлены санкции и социальные бомбардировки, ежедневно ухудшающаяся жизнь и накаляющаяся социальная обстановка. Враги наши ждут, когда самоубийца устанет терпеть эту боль и сам сделает шаг в пропасть. Душевная боль и тревога за будущее парализует страх смерти. Самоубийца не боится смерти - он боится жизни, считал основоположник логотерапии Виктор Франкл.

Терпеливое проживание душевной боли и выражается в апатичном поведении народа, он просто задавлен этой болью, отчаянием и безнадежностью. А куда направить энергию, полученную от этой боли (на жизнь или смерть), он ещё не решил. Поэтому нам нужно помочь сделать правильный выбор, ведь выбор между жизнью и смертью зачастую делается с перевесом в один голос. Этот голос должен быть на стороне жизни!

Эдвин Шнейдман полагал, что психическая боль тесно связана с фрустрированными витальными психологическими потребностями (в принадлежности, любви, безопасности и т.д.) и внутренним амбивалентным отношением человека к предпринимаемому суицидальному действию. Согласно Э.Шнейдману: “Если прекращение своего потока сознания - это то, к чему движется суицидальный человек, то душевная боль - это то, от чего он стремится убежать. Детальный анализ показывает, что суицид легче всего понять как сочетанное движение по направлению к прекращению своего потока сознания и бегство от психической боли и невыносимого страдания... речь идет именно о психической боли, метаболи, боли от ощущения боли”.

“Она, эта боль была так сильна, так нестерпима, что, не думая, что он делает, не осознавая, что из всего этого выйдет, страстно желая только одного — хоть на минуту избавиться от нее и не попасть опять в этот ужасный мир, где он провел весь день и где только что был в самом ужасном и отвратном из всех земных снов, он нашарил и отодвинул ящик ночного столика, поймал холодный и тяжелый ком револьвера и, глубоко и радостно вздохнув, раскрыл рот и с силой, с наслаждением выстрелил”. (Иван Бунин “Дождь”)

Таким образом, в самоубийстве человек ищет выход из сложившейся ситуации, освобождение от душевной боли, снятие эмоционального напряжения и отреагирование аффекта. Человек стремится спасти себя и выжить ценой "убийства" в себе невыносимой психической боли. Не случайно в клинической суицидологии существует правило: если снизить интенсивность страдания - подчас весьма незначительно - то человек выберет жизнь.

Выделяют три вида психической боли:

Первым видом потенциально летальной боли является полное ОДИНОЧЕСТВО, субъективный эквивалент тотального эмоционального отвержения. Оно отличается от одиночества, воспринимаемого человеком как временное, смягченное воспоминаниями о любви и близости, при котором остается надежда на близость в будущем. В экстремальном одиночестве надежда отсутствует. Суицидент, охваченный им, чувствует, что любви не было никогда и никогда не будет, и он умирает. Появляется страх полного разрушения, тревога, переходящая в панику и ужас. Человек готов на все, чтобы избавиться от этого чувства.

ПРЕЗРЕНИЕ К СЕБЕ - второй вид психической боли. Это не просто гнев на себя, это куда острее и ощутимее. Субъективное переживание презрения к себе не просто вызывает дискомфорт; это чувство жжет, как огонь. Человек чувствует себя никчемным, ненужным и недостойным любви. Тем, кто несмотря ни на что чувствует свою значимость, вынести жгучие муки совести гораздо легче. Человеку, переживающему никчемность, несомненно, сложнее устоять под натиском внутреннего нападения, поскольку он считает себя недостойным спасения.

СМЕРТОНОСНАЯ ЯРОСТЬ является третьим видом опасной психической боли. Суициденты справляются с обычным гневом, но при его перерастании в смертельную ненависть возникает опасность, что они направят ее против себя. Такой человек чувствует ослабление своего контроля, он совершает суицид в страхе, что не удержится от убийства. В этом случае отчаявшийся человек направляет ярость не против объекта, вызвавшего боль, а против самого себя, т.е. не в ту сторону. Необходимо помочь ему найти правильную цель для ярости и направить энергию боли на конструктивное решение проблемы. Эту проблему мы могли явно наблюдать на борьбе дальнобойщиков с системой сбора налога “Платон”, а не с самим налогом, при этом борьба с “ящиками” могла привести только к ухудшению жизни водителей со штрафами за невыплаты налога и дальнейшим правосудием.

Эдвин Шнейдман описал и выделил общие черты, характерные для всех суицидов, несмотря на разнообразие обстоятельств и методов их совершения:
1. Общей целью для суицида является поиск решения.
2. Общей задачей суицида является прекращение сознания.
3. Общим стимулом суицида является невыносимая психическая боль.
4. Общим стрессором при суициде являются фрустрированные психологические потребности.
5. Общей суицидальной эмоцией является беспомощность-безнадежность.
6. Общим внутренним отношением к суициду является амбивалентность.
7. Общим состоянием психики при суициде является сужение когнитивной сферы.
8. Общим действием при суициде является бегство (агрессия).
9. Общим коммуникативным действием при суициде является сообщение о своем намерении.
10. Общей закономерностью является соответствие суицидального поведения общему стилю (паттернам) поведения в течение жизни.

Э.Шнейдман выделил три основные цели психотерапии суицидальных пациентов: снижение интенсивности психической боли, расширение возможностей осознавания и ослабление эмоционального напряжения.

Вслед за основателем современной суицидологии нам и в своей борьбе за суверенитет Родины необходимо уделять внимание на снижение интенсивности душевной боли народа, расширение возможностей осознавания себя и политической ситуации в стране и ослабление эмоционального напряжения отчаявшегося гражданина России.

Берегите себя и своих близких!
Искренне Ваш Евгений Седов
www.easedov.ru


Комментариев нет:

Отправить комментарий